Анна Погореленко- о своем опыте участия в клинических исследованиях в Израиле, "Хадасса"

Надіслав: Olga_Eremchuk , дата: пн, 09/07/2020 - 12:19

Здравствуй, уважаемый читатель! Мы продолжаем серию интервью об опыте участия украинских пациентов в клинических испытаниях в других странах.

 

 

Сегодня у нас в гостях Анна Погореленко. Аня не единожды поддерживала ОО «МЕЛАНОМА УКРАИНА», некоторые из Вас могут её узнать с первой «Школы пациента с меланомой». Именно в рамках этого мероприятия девушка была одним из спикеров и поделилась своим опытом лечения в Израиле в клинических испытаниях.

Сейчас Анна поддерживает других пациентов, делится своим опытом и позитивным настроем.

 

 

 

 

- Добрый день, Анна! По многочисленным просьбам участников группы ОО «МЕЛАНОМА УКРАИНА» хотим раскрыть вопрос участия в клинических испытаниях (КИ) за рубежом, не против ли Вы поделиться своим опытом, чем, возможно, показать пациентам, что, возможно, есть  шанс попасть в исследование даже за рубежом и получить доступ к современному лечению?

- Да,конечно.

Архивное фото ОО «МЕЛАНОМА УКРАИНА» из Школы пациета, НИР>

- Спасибо за Вашу инициативу. Представьтесь пожалуйста нашему читателю. Что связывает Вашу семью с диагнозом «меланома», у кого диагностировано, какой срок прошел от начала истории диагностики до сегодняшнего времени, как себя чувствуете, на каком этапе сегодня находитесь?

- Меня зовут Анна, я из Кривого Рога. Диагноз «меланома» мне был поставлен в конце 2016 года, а если быть точнее, то в конце ноября. На сегодняшний день чувствую себя хорошо, нахожусь в ремиссии.

- Расскажите пожалуйста свою историю, начинали лечение в Украине, или сразу обратились к поиску клинических испытаний?

- Я заметила родинку, которая начала меняться и решила удалить ее с помощью лазера, но к счастью, мне попался, доктор который сказал, что этого делать не будет и она «нехорошая», взял биопсию. Через неделю подтвердились его опасения. Я срочно поехала в наш местный онкодиспансер, где меня госпитализировали через пару недель после дообследования. Там мне сделали операцию - широкое иссечение первичного очага и лимфодеэктомию лимфоузлов. По результатам гистологии был поставлен окончательный диагноз - меланома грудной клетки рТ2а, pN3M0R0, уровень по Кларку ІІІ, толщина по Бреслоу 3мм.

Назначение консилиума – колоть интерферон альфа 2б, через день, доза 3млн. По истечению трех месяцев контрольное ПЭТ показало, что болезнь вернулась! С января по апрель 2017 были консультации с врачами (Киев, Харьков). Их рекомендации - удалять лимфоузлы, подключичные и подмышечные, продолжать лечиться интерфероном. Тогда мы с мужем начали искать людей, заболевших меланомой в нашем городе, чтобы узнать, как они лечатся и что делают. Переломная встреча, и мы ищем КИ по меланоме в мае 2017. Участие в КИ -страна Израиль с 21.06.2017 – 31.05.2018гг. По рекомендации врача- куратора исследования, удаление остаточных неактивных метастазов в Киеве 2018г. И дальше адъюванта лучевая терапия левой подмышечной области.

- Как нашли КИ, где они проходили? Что необходимо было для участия, как попали в КИ?

- Так, как на сайте по КИ на тот момент набор был везде закрыт, нам подсказала контакты мед. туризма девушка из нашего города, которая пробовала попасть в КИ, но она проходила химиотерапию и не смогла пройти по критериям. Так я попала в Израиль, в клинику Хадасса, в Иерусалиме.

Прим.автора.Как пользоваться сайтом поиска КИ:

https://www.melanomaukraine.org/ru/klinichni-doslidzhennya-v-sviti

- Какими были требования для участия?

Критериями попадания в КИ было, чтобы меланома была ранее не леченой (ни химией, ни облучением), наличие Braf-мутации и без метастазов в головной мозг.

- Нужны были какие-то дополнительные исследования/анализы для принятия решения включения в КИ. Можно их пройти в Украине или нужно обязательно в клинике, которая проводит КИ? Нужно было для этого что-то платить?

- Во время переписки мед. туризм мне прислал список необходимых анализов, которые необходимо было иметь при себе: стекла, диски с ПЭТ(КТ), результат на Браф-мутацию и анализы: ОСТ глаз, ПАП- тест, ЭХО, ЭКГ, ВИЧ, гепатиты. Это все нужно было привезти с собой с переводом на английском языке, но еще они обязательно перепроверяют стекла и диски!

Да, платить нужно было за перепроверку стекол и дисков, консультацию врача, проживание, питание, услуги мед. туризма и авиаперелет.

- Знали ли Вы сразу каким препаратом будет проходить лечение?

- Знала. Это были таргеты (таблетки) и иммунотерапия(капельница).

- Какие документы оформляла клиника для участия в испытаниях?

- Договор на русском языке с подробным описанием КИ, рисками, побочными действиями от каждого препарата плюс график капельниц, осмотров врачей (офтальмолог, онколог) и проверок (КТ с усилением, ЭХО, ОСТ, ЭКГ, анализы крови).

- Необходимы были дополнительные обследования для того, чтобы попасть в КИ?

- Мне пришлось делать дополнительно КТ с усилением в Израиле, так как сроки моего ранее сделанного КТ в Украине были нарушены (не больше месяца до попадания в КИ)

- Каких результатов удалось достичь? Были какие-то «побочные действия» препарата, кто их контролировал?

- Результаты - это конечно же отсутствие клинических и рентгенологических признаков рецидива и распространения заболевания.

Основными побочными эффектами были проблемы с глазами (серозная ретинопатия), температура, головная боль, сыпь по всему телу разных видов, сонливость, быстрая утомляемость, при попадании на солнце без солнцезащитного крема - ожоги.

Так же, если лечение проходит и в виде капельниц - врачи предлагают установить специальный порт, через который будут делать введение, не прокалывая вены каждый раз, особенно этот вариант подходит тем людям, у которых сложно найти вену, чтоб ввести нужное лекарство.

         

- С какими трудностями пришлось столкнуться? Был ли языковой барьер, ведь Вы прибывали в другой стране, как решился этот момент?

- Основными трудностями было общение через переводчика, дорогое проживание, питание и постоянные перелеты, рассчитываешь только на себя; также побочные эффекты.

Языковой барьер конечно же был, но в этом вопросе очень помогал мед. туризм при нахождении в клинике. А вообще, поскольку знания английского не на высоком уровне - жесты или люди русскоговорящие.

- Что обеспечивает клиника, а что необходимо организовать самостоятельно?

Клиника обеспечивает все необходимое для лечения, а перелеты, проживание (может помочь мед. туризм), сопровождение, питание - это все наша забота.

- Каково состояние сейчас, какое самочувствие? Есть ли какие-то обязательства перед клиникой? (Н-р: Контроль / отчетность по состоянию здоровья, обследования).

- Есть. Нужно прилетать раз в три месяца (потом раз в полгода, потом раз в год) на КТ с усилением, осмотр врача-куратора профессор Михаль Лотем, анализы крови. А на данный момент (время карантина) прохождение в Украине ПЭТ КТ и отправка в Израиль для контроля.

На фото Анна с мужем Сергеем во время очередного посещения Израиля по вопросам лечения

          

- В Украине бытует мнение, что клинические испытания делают из пациента «подопытного кролика», на Ваш взгляд, так ли это?

- На мой взгляд, это не так. Во-первых, вы можете в любой момент отказаться от участия. Во-вторых, назову, что для меня было плюсам: препараты самые новые, постоянный присмотр квалифицированных докторов, анализы, осмотры, опросник самочувствия, проверка веса, температуры, давления - перед каждой капельницей; быстрое реагирование на появление побочных эффектов (бывает, что на препараты есть побочная реакция, но врачи об этом знают и имеют опыт работы с «побочками») постоянный строгий контроль за протеканием болезни и информирования меня, что возможно еще сделать.

- Краткий отзыв об участии в испытаниях для наших пациентов, пожелание тем, кто только рассматривает возможность участия в КИ. Есть ли отличие украинского подхода в лечении и зарубежных подходов?

- Пробовать, не бояться! От себя скажу, что я ни разу не пожалела, что мы приняли решение стать участником КИ и финансово этот вариант намного приемлемый, нежели полное лечение за свой счет.

Что касается подхода в лечении, на момент моего попадания в КИ, то разрыв был колоссальный. Но сейчас, на сколько я знаю, европейские и наши протоколы лечения совпадают.

- Анна, спасибо огромное Вам, что делитесь своим опытом з нашими пациентами, помогаете нашей организации. Стойкой, пожизненной ремиссии Вам, пусть теперь все складывается наилучшим образом!

Интервьюер,

Ольга Еремчук